Авторский надзор систем отопления
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » 2018 » Сентябрь » 5 » Конфликт «Газпрома» и «Нафтогаза» – часть политического противостояния
    13:02
    Конфликт «Газпрома» и «Нафтогаза» – часть политического противостояния

    Это может сказаться на финансировании зарубежных проектов российского холдинга, но не остановит их

    7 августа в российских СМИ со ссылкой на агентство Reuters прошли сообщения о том, что после ареста в июне в Великобритании активов в рамках спора с украинским «Нафтогазом» «Газпром» приостановил программу внешних займов. Один из источников считает, что, если «Газпром» не найдет решения для снятия ареста, ему вряд ли удастся исполнить программу развития в полном объеме.

    На запрос «НиК» в Управлении информации ПАО «Газпром» сообщили, что холдинг продолжает реализацию программы заимствований на 2018 год в соответствии с бюджетом, утвержденным Советом директоров компании в декабре 2017 года.

    Согласно проекту бюджета, размер внешних финансовых заимствований составит 416,971 млрд руб. В соответствии с проектом инвестиционной программы на 2018 год общий объем освоения инвестиций составит 1 трлн 278,83 млрд руб., объем капитальных вложений – 798,428 млрд руб., расходы на приобретение в собственность внеоборотных активов – 40,983 млрд руб., объем долгосрочных финансовых вложений – 439,419 млрд руб.

    Инвестиционная программа «Газпрома» на 2018 год предусматривает реализацию всех стратегически важных проектов компании. Среди них – обустройство Чаяндинского месторождения, строительство Амурского ГПЗ, газотранспортные проекты «Сила Сибири», «Турецкий поток» и «Северный поток – 2», развитие газотранспортной системы в Северо-Западном регионе России, а также проекты, обеспечивающие пиковый баланс газа на среднесрочную перспективу.

    Смысл в паузе очевиден

    Отвечая на вопрос, насколько ситуация может оказать влияние на ход реализации проектов, Роман Блинов, руководитель аналитического департамента «Международного финансового центра», отметил, что в рамках санкционного давления на Россию препоны будут строить всем проектам, связанным с ТЭК, а тем более со стратегическими отраслями экспорта. Возможны срывы в намеченных планах.

    «Основные риски для «торможения» реализации проектов «Газпрома» скорее носят политически мотивированный санкционный характер, нежели финансовый. Для «Силы Сибири» и «Турецкого потока» риски невысоки из-за ухудшающихся отношений между Китаем, Турцией с одной стороны и США – с другой. А для «Северного потока – 2» политические риски гораздо выше и борьба за реализацию проекта еще впереди», – полагает Антон Быков, главный аналитик Центра аналитики и финансовых технологий.

    По словам Блинова, в перспективе маячит или должен быть план Б, предусматривающий шаги по нормализации ситуации, если санкции действительно смогут нанести ощутимый вред и сместить график выполнения поставленных задач.

    «Пока мы не видим реального механизма воздействия на проекты «Газпрома», кроме инициированного со стороны «Нафтогаза» судебного разбирательства. Мы стали свидетелями, как после июньского решения Коммерческого суда Лондона, который дал разрешение на заморозку активов «Газпрома», украинская сторона явно приободрилась, надеясь на прецедентное англо-саксонское право»,

    – говорит Блинов.

    Как отмечает Кайл Дэвис, советник юридической фирмы Capital Legal Services, выпуск еврооблигаций для такой компании, как «Газпром», – способ занимать деньги у иностранных инвесторов на относительно хороших условиях. Занимать на международных рынках с исправным погашением долга считается «нормальным поведением» и служит своего рода залогом доверия инвесторов.

    «Но когда речь идет о возможности ареста активов и счетов «Газпрома» за рубежом в связи с приведением в исполнение арбитражного решения, смысл в паузе очевиден», – убежден эксперт.

    Правовая сторона вопроса

    «Это, безусловно, неприятная ситуация. Согласно заявлениям менеджмента «Газпрома», исполнять решение суда и выплачивать крупную сумму «Нафтогазу» компания не намерена, пока не получит решение последней апелляционной инстанции, поскольку не уверена в возврате средств, если итоговое решение будет принято в пользу российской компании», – комментирует Кирилл Кукушкин, руководитель управления рейтингов корпоративного сектора НРА.

    Учитывая это, продолжает эксперт, привлечение средств на Западе может быть приостановлено до вынесения окончательного вердикта. «Газпром» подал апелляцию 29 марта, срок рассмотрения таких дел по общему правилу составляет год, но в зависимости от обстоятельств может значительно затянуться. Решение апелляционного суда округа Свеа может быть принято не раньше чем в конце I квартала 2019 года. В некоторых случаях возможно обжалование в Верховном суде Швеции.

    Дэвис отмечает, что апелляция «Газпрома» против решения Стокгольмского арбитража подана в местный Шведский государственный апелляционный суд. Она основана на превышении арбитрами полномочий, а также на процессуальных нарушениях, допущенных в ходе процесса. Пересмотра дела по существу не будет.

    По его мнению, подача «Газпромом» апелляции не должна быть сопряжена с большими рисками. Сумма, о которой идет речь, такова, что имеет смысл использовать все возможные юридические способы защиты, чтобы добиться отмены или частичной отмены решения, чтобы хотя бы минимизировать объем экономических потерь.

    «Если говорить в общих терминах об арбитражах с участием «Газпрома», убрав геополитический контекст конкретного конфликта «Газпром» – «Нафтогаз», то с 2012 года (начиная с арбитража по иску чешского подразделения RWE) есть тенденция нарастающего негативного подхода европейских арбитров к бизнесу «Газпрома». Мы наблюдаем их готовность переписывать условия контрактов в отношении поставок и транспорта газа»,

    – обращает внимание Дэвис.

    Факторов для этого много – например, ухудшение российско-европейских отношений. Имеет место и принятие новых регламентов в сфере регулирования газотранспортной деятельности и противостояния монопольной деятельности.

    «Существует менее известный, сугубо юридический момент. Стандартные условия работы газового бизнеса, в том числе запрет на перепродажу, «бери или плати» и формулы долгосрочного ценообразования, связанные с текущими ценами на нефть, имеют корни в англо-американской юридической системе, где контракт является «законом» и судьи не имеют права переписывать его условия. Но в континентальной Европе, где находятся европейские партнеры «Газпрома», судьи привыкли вносить изменения в контракты для «восстановления экономического равновесия», особенно в социально значимых сферах экономики», – говорит Дэвис.

    Можно ожидать, полагает эксперт, что в контрактах «Газпром» будет настаивать на включении дополнительных формулировок, чтобы было абсолютно ясно, что стороны исключают в максимальной степени возможность переписывания контракта арбитром. Возможен и пересмотр формулировок, чтобы избежать конфликта понятий с юридическими традициями континентальной Европы, но сохранить по возможности договоренности, по которым привык работать «Газпром».

    Проблем с деньгами не будет

    Эксперты сходятся во мнении, что столь крупные и масштабные проекты, как «Северный поток – 2», «Сила Сибири» и «Турецкий поток», не реализуются «с колес». Глобальных трудностей в реализации этих проектов «Газпром» испытывать, скорее всего, не будет.

    По мнению Блинова, «Газпром» в состоянии инициировать процессы, связанные с финансированием перспективных проектов на площадке БРИКС, но это может занять время. С другой стороны, в рамках юбилейного 10-летнего саммита стран БРИКС президент РФ Владимир Путин уже заявлял о возможности привлечения денег банка БРИКС на финансирование инфраструктурных и стратегических проектов России.

    Быков с трудом представляет, какое влияние сложившаяся ситуация может оказать на реализацию стратегических для России и ее партнеров в Азии, Европе и на Ближнем Востоке проектов «Газпрома».

    «Газопровод «Сила Сибири» от Чаяндинского месторождения в Китай готов более чем на 90%. По «Турецкому потоку» тоже высокий уровень готовности. Что касается «Северного потока – 2», строительство которого уже началось со стороны Германии, то, учитывая его значимость и потенциальные экономические и политические выгоды для обеих сторон, сложно представить, что у проекта могут возникнуть проблемы с финансированием»,

    – говорит Быков.

    Во-первых, «Газпром» обладает существенной «подушкой» ликвидности в $26 млрд, что дает компании значительный запас времени для финансовых маневров. Во-вторых, не стоит забывать про беспрецедентный уровень поддержки компании и ее проектов государством. В-третьих, при закрытии западных рынков капитала компания может обратиться на Восток, хотя и с менее выгодными условиями.

    Говоря об альтернативных еврооблигациям источниках финансирования, Михаил Грачев, финансовый консультант TeleTrade, отметил, что «Газпром» может прокредитоваться и на внутреннем рынке, но здесь другие ставки и объемы. Возможны также китайские банки, но и там условия не лучшие. Планы размещения облигаций на европейских и азиатских площадках осенью 2018 года тоже пока под вопросом. Какое решение примет руководство «Газпрома», покажет время, но ситуация не критичная.

    «В сложившихся условиях «Газпром», вероятно, будет привлекать средства на внутреннем рынке и, возможно, обратится за финансированием к азиатским партнерам. Китайские банки будут не прочь прокредитовать «Газпром» для завершения строительства «Силы Сибири». Не стоит забывать и о значительном запасе денежных средств «Газпрома». На конец I квартала 2018 года объем денежных средств и краткосрочных депозитов компании составлял 1,5 трлн руб.»,

    – говорит Кукушкин.

    Тамара Сафонова, доцент кафедры международной коммерции факультета ВШКУ, считает, что в условиях отказа от выпуска еврооблигаций наиболее приемлемым вариантом привлечения инвестиций в сложившейся ситуации для «Газпрома» является изменение долевого участия в новых проектах.

    «Для «Газпрома» поддержка проектов иностранными инвесторами – это чрезвычайно важный результат из-за ограничений выхода на западные рынки капитала на фоне санкций. Интерес в привлечении иностранных инвестиций в проекты транспортировки российского газа взаимосвязан с привлечением потенциальных импортеров-потребителей. Важно не просто привлечь инвестиции, но обеспечить их покрытием долгосрочных контрактов. Компании-резиденты стран, оказывающих санкционное давление на Россию, участвующие в совместных проектах, создают условия для обеспечения поставок и эффективности инвестиций», – говорит Сафонова.

    Направление поставок российского СПГ с Ямала в Китай и во Францию взаимосвязано и с тем, что в партнерство с НОВАТЭКом в проект «Ямал СПГ», помимо китайской CNPC с долей 20%, китайского фонда Шелкового пути с долей 9,9%, вошла также Total c долей 20%.

    «Потенциальные инвесторы находятся в ожидании действий «Газпрома» по снятию ареста с активов согласно июньскому решению Коммерческого суда Лондона, а также оценивают перспективные финансовые показатели «Газпрома» с учетом текущих инвестиций в новые проекты и выбывающих активов по спору с «Нафтогазом», – полагает Сафонова.

    Илья Телятников, старший руководитель проектов по оценке, направление «Финансовый консалтинг» группы компаний SRG, отмечает, что планируемый ранее объем финансирования от размещения еврооблигаций составляет только 30% от необходимого объема средств для финансирования капитальных вложений.

    «Учитывая, что операционный поток «Газпрома» в 2017 году составил $24,5 млрд и компания осуществила капитальные вложения в размере $24,1 млрд, не думаю, что сложности с размещением евробондов на $6 млрд существенным образом скажутся на реализации инвестиционных проектов. Помимо выпуска евробондов, компания привлекала деньги из различных источников, в связи с чем имеет все возможности найти альтернативные источники финансирования», – убежден Телятников.

    По словам Романа Котова, президента инвестиционного холдинга «Котов Групп», несмотря на то, что «Газпром» заморозил программу внешних займов, это не должно повлиять на реализацию стратегических проектов.

    «Что же касается долгосрочных перспектив, то «Газпрому» необходимо как можно скорей выходить из сложившейся ситуации с «Нафтогазом». В дальнейшем для реализации проектов нужны будут достаточно большие средства, и брать их на внутреннем рынке довольно невыгодно, так как он меньших объемов по сравнению с международными и рубли обходятся дороже, чем другие валюты»,

    – говорит Котов.

    Владимир Лящук, главный аналитик Промсвязьбанка, также убежден, что заморозка привлечений заемного финансирования на внешних рынках не помешает реализации ключевых инвестиционных проектов «Газпрома».

    «Привлечение кредитов на внутреннем рынке вполне возможно. Банки испытывают дефицит качественных корпоративных заемщиков и проектов. Кроме того, компания может привлечь финансирование от партнеров по проектам и покупателей в качестве предоплаты за продукцию», – полагает Лящук.

    Исход конфликта

    Прогнозируя исход конфликта между «Газпромом» и «Нафтогазом», Быков отмечает, что с юридической точки зрения «Нафтогаз» имеет более сильные позиции, потому что в подписанных «Газпромом» в 2009 году соглашениях указано, что решения Стокгольмского арбитража окончательны и обжалованию не подлежат. В споре между компаниями была признана правота украинской стороны, так что исходя из документов «Газпрому», вероятно, придется заплатить штраф в $2,6 млрд.

    «Компания могла бы выплатить такую сумму. Но, учитывая сложные политические сплетения, для этого наверняка потребуется разрешение высшего руководства страны. Затягивание вопроса идет не на пользу «Газпрому». Украина имеет право обратиться к европейским властям для ареста имущества компании и осложнения реализации проектов. В принципе уже сейчас это и происходит в Швейцарии, Великобритании и Нидерландах», – говорит Быков.

    По его мнению, конечной целью украинской стороны и тех, кто стоит за ней в этом споре, является противодействие России на европейском газовом рынке. Противостояние имеет долгосрочный характер, поэтому газовый конфликт, вероятно, будет продолжаться до тех пор, пока у России не появится возможность исключить Украину из газотранспортной системы поставок газа в Европу. При этом вряд ли стоит надеяться на снижение градуса напряженности в случае выплаты штрафа.

    «Согласно планам «Газпрома», «Северный поток – 2» будет введен в эксплуатацию до конца 2019 года. Если сроки не сместятся, примерно в это время можно ожидать «охлаждения» интереса российских конкурентов к украинскому рычагу давления на «Газпром»,

    – полагает эксперт.

    Грачев считает, что, пока есть шанс изменить решение арбитража, «Газпром» будет продолжать тяжбу. Это естественно и нормально. В то же время программа развития на 2018 год может несколько измениться.

    «Решение может быть принято в пользу любой из сторон, «Газпром» уже зарезервировал необходимую сумму под выплату согласно решению Стокгольмского арбитража. В условиях роста спроса на газ в Европе, отказ от украинского маршрута снизит долю «Газпрома» на европейском рынке и усилит конкуренцию. В этом российская компания совсем не заинтересована. За счет новых газопроводов «Газпром» не сможет на 100% компенсировать тот объем, который сейчас идет через украинскую ГТС, тем более сделать это быстро», – говорит Кукушкин.

    Достаточно посмотреть, как росла пропускная способность «Северного потока», не достигшая 100% за 7 лет эксплуатации. Транзитом через Украину должен идти объем газа, потребляемый как минимум соседними с Украиной странами. В интересах «Газпрома» иметь и резервный маршрут поставки газа на случай форс-мажора. У украинской стороны, естественно, повышенный интерес в сохранении транзита.

    «В обстоятельствах, когда обе стороны заинтересованы в дальнейшем сотрудничестве, все зависит от переговоров, насколько политический кризис двух стран может повлиять на бизнес»,

    – полагает Кукушкин.

    В свою очередь, Дэвис не исключает, что «Газпром» и власти РФ в какой-то момент посчитают целесообразным переход от модели формального построения газовых отношений между Россией и Украиной через «Газпром» и «Нафтогаз». По мере обострения российско-украинских отношений газовые вопросы фактически решаются на межправительственном и межгосударственном уровне.

    «Возможно, и договоренности должны быть зафиксированы формально на этом уровне, с назначением «Газпрома» агентом или подрядчиком для их выполнения с российской стороны», – рассуждает Дэвис.

    По мнению Блинова, из-за того, что в рамках спора между «Нафтогазом» и «Газпромом» в мае – июне активы российского холдинга были арестованы судами Швейцарии, Великобритании и Нидерландов, шансы на развитие ситуации в негативном ключе есть. Уверенности прибавляет общий внешнеполитический фон и геополитическая напряженность в мире. Если в сентябре или до сентября швейцарский суд подтвердит законность ареста активов «Газпрома», ситуация усугубится.

    «Ярким подтверждением является то, что в «Газпроме» и Москве, судя по всему, понимают неизбежность расширения антироссийских санкций со стороны Вашингтона. Официальная точка зрения Москвы на политику США озвучена заместителем главы МИД Сергеем Рябковым, который выступил с предупреждением в адрес США о последствиях для двусторонних отношений наших стран»,

    – заметил Блинов.

    «При отрицательном развитии ситуации с «Нафтогазом» с подачи ряда кругов из политического истеблишмента Вашингтона следует ожидать возможной эскалации конфликта. У США есть энергетическая программа, «Энергетическая доктрина 2020», если я не ошибаюсь, в рамках которой Америка должна стать и быть одним из крупнейших нетто-экспортеров нефти и газа, включая СПГ. Так что давление и противостояние продолжатся», – уверен Роман Блинов.

    Просмотров: 4 | Добавил: liegorva1970 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Copyright MyCorp © 2018
    Конструктор сайтов - uCoz